Россияне отступают из-под Бахмута колоннами

Военный рассказал о ситуации возле города прямо из окопов.

Бахмутское направление продолжает оставаться одним из самых горячих на военной карте Украины. Российские войска хоть и в тяжелом положении, но продолжают бросать большие силы на этот участок фронта. О текущей ситуации под Бахмутом, мотивации врага и вероятности отхода оккупантов из города – в эфире «Апостроф TV» рассказал командир подразделения аэроразведки «Terra» в составе третьей отдельной штурмовой бригады ВСУ Николай «Абдула» Волохов.

– Какая сейчас ситуация под Бахмутом для украинских военных?

– Очень по-разному, в зависимости от участка. На определенных участках ситуация «висит». На определенных участках было относительно спокойно, и враг не проявлял большой инициативы, а на других участках – наоборот, тяжелые бои. Я знаю это от своих собратьев, которые принимали в боях участие, поэтому ситуация очень разная.

В целом говорить об успехе пока рано. Враг все еще не потерял способности к сопротивлению и имеет резервы. Наша работа сейчас – эти резервы вытащить и выбить, чтобы враг не имел возможности для проведения наступательных операций, осуществления подкрепления штурмуемым позициям, таким образом обеспечив наш будущий успех.

В общем, Бахмут надо воспринимать все еще как самую горячую точку. Хотя сейчас уже трудно сказать, но я так вижу, что это одна из самых горячих точек российско-украинской войны, а значит и мира. Такова ситуация.

– Военные эксперты уже выделяют такое понятие как «эффект Бахмута». Мол, раньше, когда россияне захватывали город, это стало мясорубкой для них. Они были вынуждены резервы туда переправлять. Сейчас они делают то же, чтобы удерживать город и держать оборону. Насколько велики потери захватчиков под Бахмутом?

– Крайне велики. Очень хороший коэффициент по отношению к нашим потерям, но этого все еще недостаточно. Все же Россия обладает гораздо большим ресурсом – человеческим ресурсом в пехоте, а еще до этого прилагается их беспринципность. Для них не является чем-то постыдным пускать людей на мясо. Мы себе такого позволить не можем – не только потому, что этих людей у нас не так много, но и потому, что у нас немного другая философия и мораль.

Стаття по темі:  Бахмут. Украинские танки пошли в контратаку под Бахмутом. Уничтожены десятки оккупантов (ВИДЕО)

У россиян больше человеческого ресурса, большее количество техники, поэтому то, что мы здесь их перебили очень много – это еще не победа. Потери у них ужасающие, но не критические. Когда они будут критическими, я думаю вся Украина об этом узнает, потому что сразу начнется стремительное продвижение. Сейчас пока все продвижение, которое у нас есть, происходит с очень тяжелыми боями, и имеет, к сожалению, цену.

– Некоторые ваши собратья говорят, что россияне активно пересаживаются с артиллерии на танки и с помощью этой тактики пытаются защищать свои позиции. Можете ли вы подтвердить или опровергнуть эту информацию?

– Совершенно не взаимоисключающие вещи. Артиллерия как работала, так и продолжает. Танки – это как пожарные, которые отправляются тушить пожары в местах, где пехота, артиллерия и в целом оборона не справляются. Да, некоторое время танки и вообще бронетехника была скрыта, стояла в резерве. Сейчас мы наблюдаем очень большое их количество. Бывало так, что и пять за день они выводили на огневые позиции.

Что касается перемещений, опять же, если раньше они могли себе позволить небронированные автомобили, мотоциклы, мотоблоки, то сейчас это происходит исключительно на гусеничной бронетехнике, иначе они гибнут почти сразу. Да, танки сейчас на поле боя.

– Что касается моральной составляющей захватчиков, как вы оцениваете их моральное состояние? В общем, есть ли у них еще наступательный потенциал или же они только обороняются?

– Есть такая производная морального состояния как параметр устойчивости. У нас была не так давно наступательная операция. Я сам за пультом не был, а «Таксист» может сказать, что там в пульте было – бежали человек 30. Они еще не вступили в бой с нашей пехотой, которая была в наступлении – кстати, пехота 3-й отдельной штурмовой бригады – а просто спаковали манатки и колонной в 30 человек отступали. Даже не отступали, а скорее убегали. Вряд ли на это была команда, скорее всего, их ночью потом снова пинками или чем-то загоняли назад, потому что на утро снова на этой позиции была пехота. Мы еще до этой позиции не дошли, бой не состоялся, а они отступили.

Стаття по темі:  Держдума РФ ввела до КК поняття "мобілізація" та "воєнний час" (Оновлено)

Понять, что у них там в голове, какое у них состояние – невозможно. Но возможно по определенным индикативным моментам. Как мы видим, они выполняют свои военные обязанности не качественно, они не устойчивы и безынициативны. Поэтому их морально-психологическое состояние сейчас крайне плохое.

– Возле Бахмута замечали разные так называемые «газпромовские» ЧВК – это «Факел», «Поток». Кто сейчас воюет на стороне оккупантов после того, как позиции Бахмута покинули «вагнеровцы» Пригожина?

– Во-первых, нашей 26-й артиллерийской бригаде большой респект. Всегда, когда с ними сотрудничаем, они очень хорошо стреляют, очень точно, и офицеры у них классные и очень интеллигентные. Сделаю по случаю комплимент для них.

А если говорить о том, с кем сражаемся, здесь солянка, здесь есть регулярные войска. Кстати, когда я услышал о ЧВК «Факел», мне было так смешно. Там, наверное, уже скоро у каждого маленького предприятия – либо большого – будет своя частная армия. Но результатов каких-то от них мы не видим, и никакой угрозы в этом ЧВК «Факел» нет.

Все интересуются, ушли ли «вагнеровцы». Как организации ЧВК «Вагнер» здесь нет, но отдельные бойцы, возможно переподписавшие контракт с российской армией или оставшиеся там по собственной инициативе, или как-то там еще с кем-то договорились, остаются. Регулярные войска, десантники, танковые батальоны – все в перемешку. Если выделять, то сейчас больше регулярных войск.

– Как вы считаете, могли бы россияне под угрозой безумных потерь и дальнейшего наступления Вооруженных сил Украины покинуть позиции в Бахмуте? Или у них нет выбора?

– У них нет выбора. Страна, в которой они живут и за которую они по собственному желанию, не по собственному, по принуждению, но воюют – это абсолютно контргуманная страна. Даже те, кто хотел бы не воевать, просто вынуждены, иначе их посадят в тюрьму или что-то произойдет с их родственниками. То есть это действительно ужасная ситуация.

Стаття по темі:  ВСУ продавили российскую оборону и продвинулись на 7,5 км на Юге

Не думаю, что нам удастся одержать победу легким путем, что они прямо там убегут. Я верю в эту победу, я больше скажу – я уверен, что она произойдет. Но достигнута она скорее будет в сложных боях, чем просто россияне там что-нибудь осознают и убегут. Вообще при планировании каких-либо действий не нужно делать ставку, что враг сбежит.

Был я когда-то на одной интересной планировке – организовывали авиасопровождение операции, и она не пошла. Я спрашиваю командира, какой у нас план «Б». Он говорит: «Плана «Б» нет, мы думали, что они убегут» . Давайте не думать, что они убегут, давайте делать так, чтобы у них не было выбора. Давайте прилагать к этому усилия. Мы здесь на фронте, в тылу, все люди, все, кто за Украину. И тогда либо они уйдут, либо погибнут – одно из двух. Меня устраивают оба варианта.

Share

You may also like...