«Запад готовился снабжать партизан, а не давать тяжелую артиллерию и танки», — военнослужащий ЗСУ, политолог Кирилл Сазонов

Сегодня Кирилл Сазонов служит в Вооруженных Силах Украины, а еще несколько месяцев тому он был политологом. Но 24 февраля 2022 года кардинально изменило жизни многих украинцев.

После того как «русский мир» во второй раз догнал Кирилла Сазонова в Буче, куда он переехал из оккупированного Донецка, мужчина принял решение идти воевать с оружием в руках. Как выяснилось, попасть служить в ВСУ было миссией сложно выполнимой: желающих оказалось слишком много. К тому же, знакомые военные отговаривали, мол, у тебя, как у политолога, большая аудитория, умеешь четко и доходчиво излагать мысли — борись на информационном фронте. Ведь деморализованный враг — легкая добыча и эту работу тоже должен кто-то делать.

Но защищать страну от рашистской навалы с ноутбуком и телефоном в руках Кирилл уже не согласился. Поэтому все же подписал контракт с ВСУ и вызвался добровольцем ехать на родной Донбасс.

В эксклюзивном интервью «ФАКТАМ» военнослужащий ВСУ, политолог, Кирилл Сазонов поведал, о чем рассказывали рашисты, пока он жил в оккупации — в Буче, об отличиях в их восприятии войны под Киевом и на Донбассе. А также, когда, по его мнению, Украина остановит рф и что для этого нужно.

«Не иди, там кадыровцы. Мужчина, пришедший записываться в ВСУ, их очень обрадует»

– Кирилл, 8 лет тому «русский мир» настиг вас в Донецке, где вы были известны как оппозиционный журналист, из-за чего и пришлось бежать. В 2022 году русский мир подловил вас уже под Киевом — в Буче. Фактически вы стали свидетелем двух вторжений рф в Украину.

– Действительно до 2014 года, я жил в Донецке, но там все проходило несколько спокойней.

24 февраля проснулся и увидел: происходит что-то не то. Но решил оставаться в Буче. 24−25 числа президент подписал указ о мобилизации, и я собрался в военкомат. К счастью, по пути встретил соседа, рассказал ему куда иду. А он мне отвечает: «Не иди, там кадыровцы. Мужчина, пришедший записываться в ВСУ, их очень обрадует». Вернулся. Решиться выезжать было сложно: дороги обстреливались, а по гражданскому населению и машинам они палили охотно, никакие надписи не спасали.

– По вашим наблюдениям, почему они так озверело относились к гражданским и даже к детям?

– Кто-то явный отморозок. Были и такие кто говорил, мол, мы боимся, что на гражданских машинах подъедут эти ваши жуткие спецназовцы, притворяющиеся бомжами, и все. Так они описывали ирпенскую ТРО. Кстати, это реальный случай. Поначалу толком ничего не было, но ребята воевали очень жестко, многие из них были с опытом, а одевались реально специфически.

– Не думали уезжать и спасать детей?

– Тогда было непонятно, куда их везти, спасая. Над обстрелами мы уже откровенно смеялись. Старшая дочка боялась и ночевала в подвале несколько дней, младшая быстро привыкла. Мы весь день закачивали мультики, через мобильный телефон, я наливал себе большой бокал коньяка и когда рядом что-то взрывалось, а над нами летали ракеты, мы уже кричали, мол, прекратите стрелять, не мешайте нам! Пытались относиться к ситуации с некоторым фатализмом.

– Знаю, что вы смотрели не только мультики, а еще и наблюдали за оккупантами и делали это не только ради развлечения.

– Как-то позвонил знакомый из Киева и сказал, что служит в «Азове», их очень интересует происходящее в Буче. Спросил, не видел ли я специфического транспорта. Поскольку живу на 8 этаже, дом на холме, возле переезда и трасы на Ирпень, вижу многое. Он поделился контактами с ребятами с ТРО из Ирпеня, потом на меня вышли из разведки ВСУ, так и появилось важное, интересное занятие. Благодаря чему лишним себя не чувствовал.

Когда мы приняли решение уходить, орки уже зашли в наш жилой комплекс. Моя машина не заводилась (аккумуляторы посадили и бензина на дне). Думали идти лесом. Но соседка Катя, имеющая 4 котов, отказывалась без них ехать, таскать их в руках — сложно. Правдами и неправдами пришлось «оживлять» транспорт.

«Сначала оккупанты были в шоке, а потом уже озверели»

– Живя в Буче вам приходилось общаться с рашистами. Каковы были их настроения?

Стаття по темі:  "Українські новини" (ukranews.com) – кремлівський смітник Фірташа-Льовочкина

– Когда выпускали покурить под конвоем, мы как-то разговаривали. У нас в комплексе стояли славяне. Кстати, они между собой совершенно не контачили и рассказывали, что им страшно: стреляют какие-то пацаны из-за заборов или кидают бутылки с горючей смесью. Запомнил историю, когда орк жаловался, мол, выбили они в каком-то дворе забор, заехали, стали пожрать, а через пол часа туда «прилетело». Типа такие как ты звонят и передают координаты, а я в ответ, так у меня нет телефона.

Кирилл Сазонов

 

Они пребывали в шоке от происходящего. У них было состояние непонимания между тем во что верили и каковой оказалась реальность. Орки говорили: «Нам обещали 3-дневную прогулку до Киева. Мол, будет как в Крыму. Кто там был, тот поймет. ВСУ — не существует. Полиция сразу перейдет на нашу сторону. Местные встретят с цветами, ведь они устали от своих нацистов и очень рады братскому народу». Вместо этого, зайдя в Украину, они столкнулись с иной реальностью: по факту это оказалась даже не Сирия, где была легкая прогулка. Происходящее похоже на Чечню, только гораздо хуже, ведь украинцев гораздо больше. Поэтому орки были в полном шоке и категорически не хотели наступать на Киев: думали отсидеться в Буче и, по возможности, рвануть домой. В принципе, так потом и сделали.

– Понимая, что орки начинают звереть и уезжать все же нужно, как вам удалось выбраться?

– Забрали желающих из соседских домов и поехали. В мою машину поместилось 5 человек, 2 собаки в салоне и 4 кота в багажнике. Когда уже выезжали из Бучи, буряты начали останавливать, проверять документы, обыскивать машину. Я каждый раз предупреждал, что им не понравится увиденное в багажнике и запах, где было 4 немытых кота. Они открывали его и шарахались от вони: коты долгое время не мылись. Жалею, что не вывез ноутбук или телефон, но рисковать не стоило.

Мы на машине написали: «Дети» и «Коты», в надежде, что у них осталось хоть что-то человеческое. Соседка Катя порвала свое свадебное платье на куски, ими обвешали машину. Так и ехали.

Прибыв в Киев, я знал, кто из наших там остался, и еще несколько дней мне передавали информацию о месте дислокации их штаба, стоянке РЕБов, «Тигров» и так далее.

– Видела, как после выезда из Бучи вы их активно и злобно троллили на своей странице в Фейсбук. Думаете, читали?

– Не знаю читали они или нет, но деморализовать их нужно. Это эффективный и важный метод ведения войны. Если противник боится, он теряет веру в себя и становится легкой добычей и даже может бежать с поля боя. В информационных войсках я разбираюсь немного лучше, чем в реальных.

«Орков на всех может не хватить и будет обидно»

– Все же, будучи человеком мирной профессии, как вы приняли решение пойти в армию?

Стаття по темі:  Зеленський міг би зробити сильний хід - Тарас Березовець

– С таким решением я выезжал из Бучи. В 2014 году «русский мир» довелось встречать в Донецке, тогда, будучи журналистом, пришлось срочно бежать: так называемые народные республики объявили меня в розыск. Уехал в Бучу, где в 2022 году снова догнал «русский мир», а я опять сижу с ноутбуком и телефоном и веду информационную борьбу. Не хочу их в третий раз встречать с ноутбуком, да и вообще видеть.

– Пришло четкое понимание, что хотите и можете воевать на поле боя, а не в информационных войсках?

– Да, но оказалось большущей проблемой попасть хоть куда-то служить. Отправив жену и детей на запад, позвонил товарищу, командиру добровольческого подразделения спецназа, и сказал, что иду к нему служить! В ответ услышал, мол, ты тут нужен как пятое колесо к телеге. У него все с боевым опытом, плюс очередь из таких же стоит. А тут я, человек мирной профессии, который лишь ходил в спортзал. Жутко на него обиделся, мы поругались. Попробовал просто так попасть в ВСУ — не вышло. Позвонил знакомым пресс-офицерам, предложили пойти в ТРО на Закарпатье, но я хотел воевать! Вскоре перезвонил знакомый и сообщил, что они открывают еще одно отделение (группа быстрого реагирования) на 12 человек и если я поспешу, то хоть и без боевого опыта, но активно хожу в спортзал, не такой уж и старый, доброволец, то могут записать. Подписал контракт, принял присягу и был совершенно счастлив.

Кирилл Сазонов – боец ВСУ

 

– Все добровольцы проходят обучение. Анализируя личный опыт, насколько оно качественное?

– Очень серьезное, но не длительное, люди нужны: есть потери, которые нужно «закрывать». Мы сами хотели побыстрее: орков на всех может не хватить и будет обидно.

Много тренировались стрелять, бегали в бронежилетах. Проштудировали тактику спецназа, работу в помещении, городе, «зеленке». Тренировки совмещались с ночными дежурствами, патрулями и так далее.

Тогда еще тут хватало мародеров. Помню, смежники запросили помощь, поскольку мародеры лезли в город. Мы не понимали — зачем нужно дергать группу? Нас убедили, сказав: «Там минимум 15 человек мародеров с автоматами».

Тогда орки только ушли, швали вылезло много. Опять же «потеряшки», забытые рашистами. Алгоритм их появления таков: увлекся грабежом, напился, уснул, проснулся, а украинские флаги вокруг и бросился в лес прятаться со всем награбленным.

Вражеские ДРГ заходили на Киевщину. Потом очень хорошо наладили оборону, а мародеров переловили.

– Вы служили под Лисичанском. Как боец без опыта попал в одну из самых «горячих» точек, это было по приказу?

– Ни в коем случае! У нас ситуация немножко другая, чем с мобилизованными. Многие задаются вопросом — почему такие нормальные отношения с командирами? Ответ прост — многие знакомы еще по мирной жизни. К тому же возраст военных стартует в среднем от 30 лет, то есть народ зрелый, взрослый, серьёзный. Понятно, что есть дисциплина, порядок, приказы не оспариваются. Но в целом отношение совершенно другое. Командир приходил и говорил: «Ну что, пойдем пошумим?». Так называли вылазки. Мы шли. Понятно, в боевых условиях больше дисциплины.

– Имея опыт общения с орками в Буче и потом наблюдая за ними на Востоке, по вашему мнению, они изменились?

Стаття по темі:  "Українські новини" (ukranews.com) – кремлівський смітник Фірташа-Льовочкина

– Сильно! Мы издеваемся над орками, не умеющими пользоваться унитазом. Они действительно украли кучу электрочайников, но ни единой подставки. Все та же погоня за стиральными машинками.
Мы над ними смеемся, но они тоже учатся воевать. Особенно контрактники постарше. Молодежь выбивается быстро. Так называемых «мобиков» (мужчин, которых они «нагребли» в «ДНР» и «ЛНР»), бросают как пушечное мясо, чтобы посмотреть — где наши позиции. За ними уже идут опытные штурмовики.

Кирилл Сазонов. Где-то на востоке Украины

 

Но мотивация у нас совершенно разная. Основные потребности они вынуждены закрывать «мобиками» или контрактниками из рф. Что такой солдат видел, приехавший из села в условной Бурятии? Попал в такую же дикую армию, как и его деревня, где чистил картошку, стрелял из танка, предложили контракт, подписал его и приехал сюда. Тут выясняется: Украина — не Крым, здесь толпа народу очень хочет их убить! На стороне Украины воюют люди любо умеющие убивать, либо обученные этому. Естественно, они задаются вопросом — что мы тут делаем, за что умираем? Если за зарплату, то здорово проехаться по условному Крыму, пограбить, покуражиться и быстренько сбежать домой. В Лисичанске совсем по-другому: особо не пограбишь (все разбомблено), стрельба идет настоящая. Легкой прогулки не выйдет, получается жесткая командировка. Они вообще не хотят воевать. Для них воевать — это убивать, а вот умирать они совершенно не хотят, хоть и приходится!

– Кирилл, мы все знаем, что Украина победит. По вашему мнению, когда россия может остановиться и что для этого необходимо?

– Поначалу у них было подавляющее преимущество по «арте», поэтому очень тяжело в Северодонецке, Мариуполе. С авиацией тоже с той стороны неплохо. Сейчас постепенно ситуация меняется. Я еще не сказал бы, что в нашу пользу, но пришли уже САУ-шки 155 мм, пообещали дать нам 150 тыс снарядов к ним. Это не старые гаубицы, которые были у русских и немножко у нас. Современное оружие достаточно эффективное. Нынешние арты и системы залпового огня работают так, что «накрывают полностью и все сразу». И тут рашисты начали в достаточно большом количестве умирать. Сейчас у нас тоже есть артиллерия, появляется авиация, а это вещь совершенно беспощадная. Думаю, они очень хотят домой.

Предполагаю, в какой-то момент руководство рф попросит пощады и не важно, это будет путин или его грохнут табакеркой. Иными словами, мы не дойдем до Владивостока и не планируем, но они поймут — война идет к ним домой, а диктаторский режим и проигранное вторжение — обязательно провоцируют крах и падение.

— Но когда это произойдет?

– По моему мнению, к этой войне не готовилась ни россия, ни Запад. Они действительно думали взять Киев за 3 дня и захватить хоть пол Украины и воевать с партизанами. Было бы что-то в формате Украинской повстанческой армии. Об этом свидетельствует и первая военная помощь, предоставленная нам. Запад готовился снабжать партизан, а не давать тяжелую артиллерию и танки.

Сейчас ситуация поменялась: им не удалось взять Киев за 3 дня. Запад понял: Украина оказалась гораздо жестче и сильней, и у нас нет критичной нужды в винтовках и минах для минирования поездов, нам необходимы системы залпового огня, дроны, авиация, и Украина победит на поле боя!

Share

Рекомендуємо почитати: